Все новости
Лондонский арбитраж снял запрет на тяжбы для компаний под санкциями
28 / 10 / 2022
Ведомости
Готовы ответить на вопросы СМИ
В ближайшее время ожидается шквал исков, но предприниматели предпочтут спорить в Гонконге и Сингапуре

Получение Международным арбитражным судом Лондона (London Court of International Arbitration, LCIA) общей лицензии на обработку платежей подсанкционных лиц серьезно облегчит разбирательства российского бизнеса и западных контрагентов, уверены эксперты, опрошенные «Ведомостями». Ранее для обработки каждого судебного взноса от российских и белорусских компаний под санкциями суд должен был получать специальную лицензию от Управления по осуществлению финансовых санкций (OFSI).

О получении общей лицензии LCIA сообщил в понедельник, 17 октября. Разрешение является бессрочным. Помимо новых взносов от сторон она также позволяет суду использовать средства, ранее внесенные на депозит подсанкционными лицами. Ранее, 30 сентября, правительство Великобритании опубликовало пресс-релиз, в котором сообщалось о его намерении ограничить доступ российских лиц к услугам в области IT-консалтинга, инжиниринга и юриспруденции. По данным пресс-релиза, 59% всех импортируемых Россией юридических услуг предоставляются британскими юристами.

Какие ограничения сняты

Один из ключевых механизмов LCIA при администрировании споров – это аккумулирование денежных средств, которые стороны разбирательства вносят для покрытия арбитражных расходов, а также выплата гонораров арбитрам, пояснила партнер МЭФ Legal Римма Малинская.

Санкции Великобритании значительно его усложнили: если в ходе разбирательства кто-либо из участников попадал под действие санкций, суд фактически не мог продолжаться до разрешения вопроса о получении вознаграждения за юридические услуги, уточнила эксперт. Каждой стороне, включая LCIA, нужно было обращаться в OFSI за индивидуальной лицензией на получение вознаграждения, что останавливало процесс, указывает она.

В связи с этим OFSI оказалось перегруженным. Проблема усугублялась тем, что сроки давности во многих случаях считаются соблюденными только при своевременной инициации арбитража, а арбитраж считается инициированным только после оплаты первого арбитражного сбора, добавляет он. Иными словами, необходимость получения лицензии на этом этапе могла стать для каких-то требований фатальной, не говоря уже просто о значительной задержке и без того небыстрой процедуры арбитража.

Генеральная лицензия, которую получил LCIA, в данном случае разрешает получение средств на оплату арбитражных расходов от подсанкционных компаний – теперь институту не требуется обращаться в OFSI за лицензией по каждому платежу. Но лицензия не снимает необходимости для юристов, представляющих подсанкционных лиц, и для арбитров, принимающих назначение по таким делам, обращаться за индивидуальными лицензиями, отметил Чиликов. Но в целом ничто не мешает участвовать в спорах с юристами и арбитрами из «нейтральных» юрисдикций или из России, отметила Малинская.

Вероятнее всего, этот шаг OFSI направлен на поддержку именно арбитража, где традиционно рассматривалось значительное число споров с участием российских лиц. Без общей лицензии LCIA столкнулся бы со снижением доходов, указывает он. Вероятно, именно поэтому арбитраж пролоббировал снятие санкций.

Известные кейсы

Битвы титанов российского бизнеса в LCIA не ведутся – сверхкрупные российские компании предпочитают Высокий суд Лондона. Но в целом среди среднекрупных организаций LCIA в прошлом был довольно популярен. Одно из последних дел – спор Zotobi Management Limited с компаниями Telegram Group Inc. и TON Issuer Inc. по поводу токенов. В 2018 г. владелец Zotobi Management Limited Игорь Чуприн вложил $1 млн в криптовалюту TON, но в мае 2020 г. TON Issuer Inc. сообщила о закрытии проекта – за этим последовал иск с требованием компенсации $280 000. В апреле 2022 г. LCIA отказал Чуприну в иске на том основании, что тот был осведомлен об инвестиционных рисках, связанных с TON, и потребовал от него покрытия судебных издержек Telegram ($700 000) и издержек суда (55 944 фунтов).

В 2019 г. LCIA рассматривал спор между Baring Vostok и совладельцем банка «Восточный» Артемом Аветисяном. Аветисян посредством колл-опциона пытался купить дополнительные 10% банка, что позволило бы ему и его партнерам получить контроль над «Восточным». Суд потребовал от Аветисяна прекратить эти попытки, предоставив Baring Vostok возможность обратиться со встречным иском к Finvision Holdings, принадлежащей Аветисяну. В конце октября 2020 г. стороны заключили мировое соглашение и отказались от всех исков друг к другу.

Еще одно известное дело – конфликт в логистической компании «Деловые линии», возникший на фоне опционного соглашения между топ-менеджером банка «Траст» Михаилом Хабаровым и совладельцем перевозчика Александром Богатиковым о покупке 30% акций компании до февраля 2018 г. за $60 млн. Хабаров посчитал, что опционное соглашение было нарушено, и обратился с иском к Богатикову в LCIA. В октябре 2021 г. суд присудил Хабарову возмещение в размере $60 млн. Впрочем, впоследствии Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области отказался признать решение LCIA.

Спад популярности

Согласно данным ежегодного отчета LCIA за 2021 г., только 2,1% от числа всех сторон, участвующих в разбирательствах суда, были российскими лицами. Доля снизилась более чем в 3 раза: в 2020 г. россияне составляли 6,8% участников. Для сравнения: в том же 2021 году доля сторон из Люксембурга в разбирательствах LCIA составляла 2,2% (0,5% в 2020 г.).

Когда стороны согласуют применение английского права к будущему договору, что является довольно распространенной практикой, включение в сделку условия о рассмотрении споров в LCIA, так называемой «арбитражной оговорки», выглядит органично, указывает эксперт. У этого суда есть опыт и сложившаяся репутация в разрешении «околороссийских» споров.

В ближайшее время стоит ожидать роста числа судебных разбирательств российского бизнеса с иностранными контрагентами. Основные причины этого – значительное количество сделок по продажам на неоднозначных условиях, проблемы неисполнения существующих корпоративных соглашений, таких как, например, выплата дивидендов или уменьшение уставного капитала без выхода из бизнеса, нарушение или неисполнение текущих договорных обязательств по независящим от российских компаний обстоятельствам.

Но далеко не факт, что споры будут проходить именно под эгидой LCIA. С учетом возможных затруднений с наймом английских юристов, высокой стоимости разбирательств и сложностей с исполнением решений российский бизнес чаще выбирает суды в Сингапуре или Гонконге. Гонконгский арбитраж, более того, получил аккредитацию в России еще в 2019 г., что является существенным преимуществом, позволяющим ему администрировать споры внутри страны.

вверх
© 2022 МЭФ
Пожалуйста, переверните телефон